Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Кусочек пензенского юмора от земляков Павла Воли - поймут только наши




20 признаков пензяка:
Ты пензяк, если знаешь, где встретить мужика с конём
Ты пензяк, если для тебя «Золотой петушок» - это не сказка Пушкина
Ты пензяк, если в центре города не раз слышал, как кукует кукушка
Ты пензяк, если друг у тебя живёт в Арбеково, а не в Арбекове
Ты пензяк, если не путаешь Мартынова и Дантеса
Ты пензяк, если знаешь, что градусник – это больше, чем термометр
Ты пензяк, если не говоришь, а поешь
Ты пензяк, если у тебя несколько Пенз: Пензы I, Пенза III, Пенза IV
Ты пензяк, если возмущаешься, когда твой родной город путают с Пермью
Ты пензяк, если помнишь, где находится Советская площадь
Ты пензяк, если любишь и ненавидишь одновременно «Дизель», а это не джинсы или двигатель внутреннего сгорания
Ты пензяк, если водохранилище называешь морем
Ты пензяк, если до Маньчжурии добираешься за полчаса на маршрутке
Ты пензяк, если считаешь Барковку или Ахуны курортом
Ты пензяк, если назначив встречу у самолета едешь не в аэропорт, а в Арбеково
Ты пензяк, если в твоем городе есть Север, Южная поляна, Восточное кладбище, Западная и Новозападная поляны
Ты пензяк, если готов ринуться в бой с тем, кто путает Пензу с пемзой
Ты пензяк, если гордишься тем, что в городе есть целый музей всего-то для одной картины
Ты пензяк, если для тебя Сура – это не только река, но и пианино, гостиница, велосипед и теплоход
Ты пензяк, если душа у тебя тонка, а пятки толстые.


promo gorlanovig april 15, 2017 11:17 Leave a comment
Buy for 20 tokens
Промо блок свободен. Разместите тут свою запись. Любые посты кроме политики и эротики, в соответствии с правилами ЖЖ. 20 жетонов

Разрушение Дворца мира и согласия в Астане. Символично, на фоне последних политических событий



Сильная буря частично разрушила символ Астаны — Дворец мира и согласия.

Ветер и град разбили витражные стекла здания, которое возвел британский архитектор Норман Фостер. Пострадали и гранитные стены 62-метровой пирамиды — на них можно заметить оставленные штормом дыры.
Дворец мира и согласия был построен по решению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева специально для проведения «Конгресса лидеров мировых и традиционных религий» в 2006 году. Здание пирамидальной формы стало визитной карточкой Астаны и популярным туристическим объектом.
Помимо Дворца мира и согласия во время бури пострадали еще как минимум три здания. На фасаде Национального музея сорвало плитку, повреждена кровля на здании школы № 3 в поселке Мичурино и крыша частного дома.
В соцсетях размещают фотографии искореженных во время бурей автомобилей — их множество. Также поступило сообщение об упавшем на стройке башенном кране.
В медучреждения обратились 13 жителей Астаны.


Особняк в Пензе с имитацией немецкого архитектурного стиля фахверк

Немецкое слово "fachwerk" дословно переводится как "каркас". Фахверковая постройка — это
пространственная конструкция из соединённых между собой вертикальных стоек, горизонтальных балок и наклонных раскосов из хвои или дуба. Участки между элементами заполнялись различными строительными материалами: кирпичом, составом из соломы с глиной, армированной сеткой из ивняка или природного камня.

В Средневековье при возведении фахверкового дома не особо заботились об укрытии деревянного каркаса, скорее, по экономическим соображениям. Но именно эта особенность придавала внешнему и внутреннему облику здания индивидуальность и очарование. За короткий срок стало понятно, что немецкая технология — это доступно и быстро, так как строительство фахверкового дома занимала около месяца. Новый стиль оценили и обеспеченные немцы, поскольку наружный вид дома был привлекательным, деревянный каркас придавал постройке лёгкость и солидность. В начале XVI века в городах начали отстраивать двухэтажные жилые дома с выравненными и побеленными стенами. В процессе эксплуатации дерево темнело, создавая контраст на белоснежном фоне.



Фото Людмилы Новиковой

Как строили избы на Руси




Главным, и часто единственным орудием древнерусского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с X века, но применялись исключительно в столярном деле для внутренних работ. Дело в том, что пила при работе рвет древесные волокна, оставляя их открытыми для воды.

Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы бревен. Недаром, до сих пор говорят: "срубить избу". И, хорошо нам сейчас знакомые, гвозди старались не использовать, для строительства деревянных домов применяли деревянные костыли.

Сруб

Основу деревянной постройки на Руси составлял "сруб". Это скрепленные ("связанные") между собой в четырехугольник бревна. Каждый ряд бревен почтительно называли "венцом". Первый, нижний венец часто ставили на каменное основание - "ряж", который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниет меньше.




По типу скрепления бревен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб "в режь" (редко положенные). Бревна здесь укладывались не плотно, а по парам друг на друга, и часто не скреплялись вовсе. При скреплении бревен "в лапу" концы их, прихотливо вытесанные и действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло все же задувать зимой.

Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен "в обло", при котором концы бревен немного выходили за пределы стены. Такое странное сегодня название происходит от слова "оболонь" ("облонь"), означающего наружные слои дерева (ср. "облекать, обволакивать, оболочка"). Еще в начале XX в. говорили: "рубить избу в оболонь", если хотели подчеркнуть, что внутри избы бревна стен не стесываются. Однако, чаще снаружи бревна оставались круглыми, тогда как внутри избы обтесывались до плоскости - "выскабливались в лас" (ласом называли гладкую полосу). Теперь же термин "обло" относят более к выступающим из стены наружу концам бревен, которые остаются круглыми, с облом.

Сами ряды бревен (венцы) связывались между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили льняной паклей щели. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой.

В плане срубы делали в виде четырехугольника "четверик", либо в виде восьмиугольника "восьмерик". Из нескольких рядом стоящих четвериков составлялись, в основном, избы, а восьмерики использовались для строительства деревянных церквей (ведь восьмерик позволяет увеличить площадь помещения почти в шесть раз, не изменяя длину бревен). Часто, ставя друг на друга четверики и восьмерики, складывал древнерусский зодчий пирамидальное строение церкви или богатые хоромы.

Простой крытый прямоугольный деревянный сруб без всяких пристроек назывался "клетью". "Клеть клетью, поветь поветью", - говорили в старину, стремясь подчеркнуть надежность сруба по сравнению с открытым навесом - поветью. Обычно сруб ставился на "подклете"- нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. А верхние венцы сруба расширялись кверху, образуя карниз -"повал". Это интересное слово, происходящее от глагола "повалиться", часто использовалось на Руси. Так, например, "повалушей" называли верхние холодные общие спальни в доме или хоромах, куда вся семья уходила летом спать (повалиться) из натопленной избы.

Двери в клети делали как можно ниже, а окна располагали повыше. Так тепло меньше уходило из избы.

И дом, и храм строили одинаково - и то, и другое - дом (человека и бога). Поэтому самой простой и древней формой деревянного храма, как и дома, была "клетская". Так строились церкви и часовни. Это два или три сруба, соединенные друг с другом с запада на восток. В церкви полагалось три сруба (трапезная, храм и алтарный прируб), в часовне - два (трапезная и храм). Над простой двухскатной кровлей ставили скромную главку. Маленькие часовни во множестве ставились в удаленных деревнях, на перепутье, над большими каменными крестами, над родниками. Священник в часовне не положен, алтаря здесь не делали. А службы отправляли сами крестьяне, сами крестили и отпевали. Такие неприхотливые службы, проходившие как и у первых христиан с пением коротких молитв в первом, третьем, шестом и девятом часу после восхода солнца, назывались на Руси "часами". Отсюда и само сооружение получило свое название. На такие часовни и государство и церковь смотрели пренебрежительно. Потому и могли строители здесь дать волю своей фантазии. Потому и поражают сегодня современного горожанина эти скромные часовенки своей крайней простотой, изысканностью и особой атмосферой русского уединения.




Кровля

Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую - "самцовую". Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся обрубков бревен, которые и называли "самцами". На них ступеньками клали длинные продольные жерди - "дольники", "слеги" (ср. "слечь, лечь"). Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.

Сверху вниз поперек в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли "курицами" (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно - "поток". В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху на курицы и слеги укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока. Особенно тщательно перекрывали от дождя верхний стык досок - "конек" ("князек"). Под ним укладывали толстую "коньковую слегу", а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном - "шеломом" или "черепом". Впрочем, чаще бревно это называли "охлупнем" - то, что охватывает.

Чем только не крыли крышу деревянных изб на Руси! То солому увязывали в снопы (пучки) и укладывали вдоль ската крыши, прижимая жердями; то щепили осиновые поленья на дощечки (дранку) и ими, словно чешуею, укрывали избу в несколько слоев. А в глубокой древности даже дерном крыли, переворачивая его корнями вверх и подстилая бересту.

Самым же дорогим покрытием считался "тес" (доски). Само слово "тес" хорошо отражает процесс его изготовления. Ровное, без сучков бревно в нескольких местах надкалывалось вдоль и в щели забивались клинья. Расколотое таким образом бревно еще несколько раз кололось вдоль. Неровности получившихся широких досок подтесывались специальным топором с очень широким лезвием.

Покрывали крышу обычно в два слоя - "подтесок" и "красный тес". Нижний слой теса на кровле называли еще подскальником, так как часто он покрывался для герметичности "скалой" (берестой, которую скалывали с берез). Иногда устраивали крышу с изломом. Тогда нижнюю, более пологую часть называли "полицей" (от старого слова "пола" - половина).

Весь фронтон избы важно именовали "челом" и обильно украшали магической оберегающей резьбой. Наружные концы подкровельных слег закрывали от дождя длинными досками - "причелинами". А верхний стык причелин прикрывали узорной свисающей доской - "полотенцем".

Кровля - самая важная часть деревянной постройки. "Была бы крыша над головой", - говорят до сих пор в народе. Потому и стал со временем символом любого храма, дома и даже хозяйственного сооружения его "верх". "Верхом" в древности называли любое завершение. Эти верхи в зависимости от богатства постройки могли быть самыми разнообразными. Наиболее простым был "клетский" с "Шатровым" верхом в виде высокой восьмигранной пирамиды украшались обычно храмы. Затейливым был "кубоватый верх", напоминающий массивную четырехгранную луковицу. Таким верхом украшались терема. Довольно сложной в работе была "бочка" - двускатное покрытие с плавными криволинейными очертаниями, завершающаяся острым гребнем. А ведь делали еще и "крещатую бочку" - две пересекающиеся простые бочки. Шатровые церкви, кубоватые, ярусные, многоглавые - все это названо по завершению храма, по его верху.

Однако, более всего любили шатер. Когда в писцовых книгах указывалось, что церковь "деревянна сверху", то это означало, что она шатровая. Даже после никоновского запрета на шатры в 1656 году, как на бесовство и язычество в архитектуре, в Северном крае их все равно продолжали строить. И лишь в четырех углах у основания шатра возникли небольшие бочки с главками. Такой прием получил название шатра на крещатой бочке.

Особо трудные времена наступили для деревянного шатра в середине XIX в., когда правительство и правительствующий Синод взялись за искоренение раскольничества. Северная "раскольничья" архитектура тогда тоже попала в опалу. И все же, несмотря на все гонения, типичной для древнерусского деревянного храма остается форма "четверик-восьмерик-шатер". Встречаются и восьмерики "от пошвы" (от земли) без четверика, особенно в колокольнях. Но это уже вариации основного типа.




Колонны Исакия и не только. Часть 2.

Оригинал взят у zodchi1 в Колонны Исакия и не только. Часть 2.
Внутри собор так же весьма примечателен. Мне как строителю и отделочнику чрезвычайно интересно понять что и как там сделано. Этим и займемся. Тем более что это поможет определить что там из новодела, а что древнее. А может и очень древнее.

Начнем мы с того, что нынешнее убранство собора на 3/4 создано советскими реставраторами после Великой Отечественной войны в ходе масштабных работ 1947-1963гг. Повторю - на 3/4! Чтобы никто не питал иллюзий о том что там действительно росписи Карла Брюллова, алтарь Кленце и т.д.. Вот фото со стендов внутри самого собора.








Здесь обратите внимание на то, что лепнина крепилась на армированное основание. Арматура с неким шагом рядами очень хорошо видна. Для меня как строителя совершенно очевидно что эта арматура вставлена в просверленное основание и обрезанная режущим инструментом. Это означает только то, что во времена предыдущей отделки использовался инструмент схожий с современным перфоратором и современной болгаркой. Вопрос лишь когда? Дело в том что масштабные реставрационные работы шли в 20-30 годы 20 века, а так же всю последнюю четверть 19 века. Могло и при Монферране. Могло и ранее. Одному Богу известно сколько раз лепнина в данном месте переделывалась. И вообще, может и не лепнина здесь была изначально.



Смотрим в каком состоянии были росписи.


 Так было.



Так стало.



По официальной истории всё убранство собора пострадало от холодов. Типа во время войны отопления не было, зимой все промерзало и по-этому всё отвалилось. Но это не совсем так. Дело в том что отопления в соборе вообще до 60 годов 20 века не было. Только в 60 годах в собор было подано центральное отопление в подвал, откуда по вентиляционным каналам оно стало подаваться внутрь собора. Несколько лет назад прошли ремонтные работы и сейчас там вся система обогрева современная. Экскурсоводы вам расскажут о том, что раньше в подвалах стояли печи и отопление действительно было, печное. Но это неправда. Раньше убийственным вопросом для экскурсоводов был - куда выходили трубы от печек? Ответа не было. После моей  прошлогодней статьи видимо их научили куда выходили трубы и сейчас они говорят что в Екатерининский сад. Но последующая серия вопросов так же их ставит в тупик и оставляет без ответа. Во-первых где-это место куда выходили трубы? Или труба. Покажите конкретную точку, ибо труба дожна быть не маленькая и документальное подтверждение этому, ведь такая труба должна быть доминантой и видна издалека. Где она на фотографиях, картинах и гравюрах? За деревьями она спрятаться не могла, ибо сам сад относительно молодой, он заложен лишь в 1874 году. Далее. Неизбежно должен быть теплообменный пункт. Это место, где горячий дым или жар от огня будет обогревать воздух который в последующем будет подаваться в собор. Покажите такой теплообменный пункт. Он по идее тоже должен быть не маленький.  Далее, каким образом шла подача воздуха? Как в печи, так и в теплообменный пункт. Где забор воздуха, или выражаясь современным языком - где притяжная вентиляция?

Вот эти места внутри собора откуда сейчас подается теплый воздух. По словам экскурсоводов.



Их в соборе порядка десятка, точно не считал. По моему глубокому убеждению это просто старая притяжная вентиляция, ведь в соборе собирались огромные массы народа, плюс освещение было свечное. Всё это нуждадось в притяжной вентиляции, иначе и свечки гореть не будут и народ задохнется. Советские инженеры возможно смогли данную систему запитать через систему городского теплоснабжения, но до 60 годов никакой системы отопления в соборе попросту не было. Может она и была когда-то очень давно, но в результате катастрофы и последующих разрушений полностью вышла из строя. Ни Ринальди, ни Монферан восстановить или организовать подачу тепла не смогли. Сейчас в полу внутри собора есть несколько вентиляционных решеток (фото пола в конце статьи), я предполагаю что именно через них и подается основное тепло в собор, а данные вентиляционные отверстия в стенах лишь вспомогательные точки, или, скорее всего, вообще просто приточная вентиляция и экскуросоводы просто не знают о чем говорят.

Перейдем к колоннам внутреннего убранства. Они поражают. В своё время Алексей Кунгуров правильно заметил, что эти колонны из цельного камня и изготовлены механическим способом. То есть обработаны инструментом. Вот фотография, четко определяющая две колонны изготовленные из одного куска камня. Текстурный рисунок симметричный.



Эта же колонна вблизи и сбоку.



я долго рассматривал все колонны и пришел к однозначному выводу что нижня часть, так называемая база, приставная. По-началу кажется что сперва поставлена эта база как основание и уже на него ставится колонна. Нет, не так. Колонна крепится к стене, а все декоры сверху (капители)  и снизу (базы) это лишь дополнительные самостоятельные декоративные элементы. Как пазлы вставленные в свое место. Это говорит о том, что все убранство собора изготовлено неким поточным способом. То есть имелся некий шаблон или лекало по которому изготавливались все декоративные элементы. Это касается не только колонн. Весь собор по сути это конструктор лего. Все детали одинаковы и заменимы. Только разный камень использовался. Там белый, там серый, там красный, там ...


Технология следующая. Некое кирпичное основание, несущая стена. К ней сперва крепится декоративная колонна (полуколонна), а уже к ней приставляются "нащельники". Роль нащельников в данном случае выполняют белые мраморные пилястры. Это как сейчас декоративный пластиковый уголок или галтель в квартирах. Вот мы видим две колонны на несущем кирпичном основании, к ним по бокам приставлены мраморные белые пилястры закрывающие торец несущей стены.



Там где колонна имеет криволинейную геометрию пилястры подпилены соответсвующим образом и щель замазана герметиком.




Вот малахитовая колонна, технология та же. Пилястра приставлена к колонне.



Вернее почти та же. Ибо сама колонна не цельнокаменная. По сути это мозаика. Колонна металлическая, труба, вернее полутруба, на которую наклеены кусочки малахита и в последующем обработаны. Обратите внимание на то, что в ложбинке черная дыра в пустоту. Герметик отвалился.

Кстати насчет цельнокаменного. Плоские колонны (пилоны) порядка 15-20 см в толщину. Точно не замерял, но где-то так. В высоту более десятка метров. Если взять условно толщину 15 см, ширину 1 метр и высоту 10 метров, то мы получаем вес колонны в 4 тонны. Это облицовка между прочим и очень хрупкая, ибо тонкая. Как её поднимали? Мне кажется что в данном случае просто неизбежны некие ребра жесткости с внутренней части колонны, иначе она просто обломится (переломится) от любого неосторожного движения. Эти же ребра жесткости скорее всего вставляются в некие пазы в кирпичной кладке (несущем основании). Я как строитель сделал бы именно так.

Теперь к круглым колоннам. Вернее полуколоннам. Сперва у меня была мысль что это целые колонны и они несут ко всему прочему и несущую функцию. Но это оказалось не так. Они приставлены к несущему кирпичному основанию точно так же как и плоские колонны (пилоны).



Точно так же нижняя часть (база) и верхняя часть (капитель) - приставные, тот же самый конструктор лего. Насколько всё продумано в инженерном плане просто диву даешься. Интересно то, что колонна распилена не пополам, как по логике вещей казалось бы было разумным. Ну типа распилил пополам и вот вам две готовые полуколонны. Нет, не так. Наши предки простым путём не шли. Полуколонна имеет больший угол чем ровная половинка. Меньшая часть, по всей видимости, банально утилизировалась. Может в другие соборы или дворцы куда-нибудь пошла, не знаю. Может из тыльной части делались те самые ребра жесткости которые как "пама-мама" вставали в предназначенные под них пазы. Это наиболее вероятно. В любом случае работа сложная, куча вопросов - как пилили, чем пилили, как крепили и т.д.. Однозначно лишь то, что все колонны сделаны из природного камня методом механической инструментальной обработки. Именно механической, именно инструментальной, а не ручной. Никто там зубилом не ковырял и топором не рубил. И никакие это не бетонные технологии. Налицо как сверлильные инструменты, так и точильные, фрезерные, режущие, в общем полный пакет. Из какого материала при этом были резцы и пилы, остается большой загадкой. Сейчас это всё делается твердосплавными металлами с алмазами. Так же логичный вопрос - каков был привод у данных инструментов. Паровой, водяной, ...? Ведь резка камня, особенно гранита, подразумевает очень большую угловую скорость, а значит очень большие обороты режущего диска. У современной болгарки например до 11 тыс оборотов в минуту.

Эта же колонна чуть ближе. Очень хорошо видно, что нижняя часть (база) не родная, из другого камня. Видите черную дырочку в базе?



Вот эта дырочка вблизи и снята со вспышкой. За ней тот самый кирпич несущего основания.



Надо сказать что повезло. Это единственная дырочка, я обошел весь собор несколько раз. Если бы не она, так и осталось бы тайной как всё устроено. А теперь понятно.


Идем дальше. Смотрим вот такой декоративный элемент. Он состоит из двух частей. Верхний квадратик "с жуткмими розочками" первый элемент, нижний "отвисший язык" отдельно. Тоже конструктор лего. Вставлено в штатное под него место.



Текстура мрамора не оставляет сомнения в том что это природный камень. От того совершенно не понятно какими режущими инструментами была вырезана эта самая "жуткая розочка". Он не вклеена, не вставлена, это не самостоятельный элемент. Самостоятельный элемент - весь "квадратик". Вот он реально вставлен и щель замазана герметиком. Кстати таких квадратиков там много, десятки.




"Язык" так же вырезан и весь элемент - это весь прямоугольник вниз. Зачем такие сложности не понятно. Видимо в то время это было легко. Сейчас точно бы никто так делать не стал.

Очень удивили меня изделия из бронзы. Её в соборе много. Включая люстры.



Вблизи.



На вид банальное литьё. Однако при ближайшем рассмотрении выползают характерные для механической обработки вещи. То что литьем с последующей шлифовкой не получить.



Как вам? По сути это та самая подкова на блохе. Если это литьё, то как? Если это сделано иначе - тем более не понятно. Даже если допустить что это литьё, то даже в гипсе все эти пупырышки делать опупеешь. Ладно там на небольшой вещице, на подсвечнике каком-нибудь, можно помучиться. Но ведь речь идет о десятках колонн, десятках люстр и прочих элементов, которых там множество. И все они большие, а люстры просто огромные. И очень многое, как оказалось при ближайшем рассмотрении, сделано именно так. Фантастика. Я знаю только один способ получения таких пупырышек - это методом чеканки. Когда керном с тыльной стороны долбишь. Собственно вся технология чеканки на этом и построена. Но тут ни о какой чеканке речи не идет. Если кто-то знает как это сделано, очень прошу напишите.

Теперь посмотрим на пол. Он везде мраморный с некоторыми включениями из других камней. Я внимательно осмотрел весь пол несколько раз и пришел к однозначному выводу о том, что он по всей площади собора сделан в одно время и из одних материалов. Без вариантов. Можно было бы предположить что часть собора сохранившаяся от Ринальди или вообще первоначальная от древних первостроителей будет иметь следы большей потёртости, но этого не замечено. Разница имеется, но она выражена именно местами где по понятным причинам народу ходило меньше. Это алтарная часть и это центральная звезда. Наибольший износ пола в зоне свастичного орнамента, где собственно народ и толпился, а так же в зоне входа и выхода.

Это основной зал. Зона входа (выхода).
Кстати, обратите внимание на решетки. Я думаю что тепло в собор подается именно из них, а то что показывают экскурсоводы и я показал в начале статьи это просто вентиляция.





Зона свастичного узора.




А это подъем на алтарную часть. Износ пола заметно меньше.







Здесь видно как ролики от ворот оставили колею в полу.




Однозначный вывод - весь пол не старше периода Монферрана. Моложе может быть, старше точно нет.

Так же и с датировкой дверей собора. Они все в библейских мотивах. А это означает что все двери не старше периода Монферрана, ибо проект Ринальди носил явные языческие признаки и библейских мотивов в отделке собора не могло быть по определению. Более того, двери собора имеют эпизод крещения Руси князем Владимиром на котором изображено свержение статуи Перуна в Киеве.






Что можно сказать в итоге. Внутренее убранство собора показывает нам, что ничего старшего чем период Монферана нам не найти. Возможно, что часть колонн и досталась в наследство от Ринальди, а ему соответсвенно от древних строителей, но общей концепции и композиции это не нарушает и совершенно точно то, что в период Монферрана существовали технологии обработки камня и бронзы очень высокого уровня. Как минимум облицовка стен и пола говорит именно об этом. Да и купола не оставляют в этом сомнений, а они точно сделаны в эпоху Монферрана. Что касаемо гранитных колонн нижних и верхних колоннад снаружи здания, то они Монферрану достались в наследство от Ринальди, а тому соответственно от древних строителей. Иначе придется допустить мысль о том, что в 18 веке (Ринальди) существовала техническая возможность обработки камня по недоступным нам сегодня технологиям. Я убежден что этим колоннам много больше лет чем подразумевает эпоха Монферана или Ринальди. Эти колонны, как и основное здание собора, нужно датировать некой "античной" эпохой, когда по всему шарику существовала единая культура. Это Баальбек, это Александрия, это Афины, это Рим и т.д.. Это то, что в 17-19 веках художники руинисты изображали как наследие погибшей ойкумены. Например как  Пьетро Белотти в 17 веке.





А вот как это отображал сам Монферран в 1836 году....



На этом откланиваюсь.

Акведук Кумбе-Майо

Кумбе-Майо находится недалеко от перуанского города Кахамарка на высоте около 3,3 км над уровнем моря. Здесь есть остатки древнего акведука, который явно был сделан не вручную. Известно, что он был сооружен еще до появления империи инков.
Любопытно, что название Кумбе-Майо происходит от выражения на языке кечуа kumpi mayu, что означает «хорошо сделанный водный канал». Неизвестно, что за цивилизация создала его, но предположительно, это произошло около 1500 года на нашей эры. Акведук Кумбе-Майо считается одним из самых древних сооружений на территории Южной Америки. Его протяженность около 10 километров. При этом, если на пути древнего пути для воды встречались скалы, то неведомые строители прорубали тоннель прямо через них. Посмотрите ниже невероятные фотографии и видео этого сооружения.















Тайны древнего Ангкора



Как погибла эта столица могучего и таинственного государства кхмеров, не знает никто. По одной из легенд, сын одного из жрецов осмелился возразить жестокому императору, и тот повелел утопить дерзкого в озере Тонлесап. Но едва воды сомкнулись над головой юноши, разгневанные боги покарали владыку. Озеро вышло из берегов и затопило Ангкор, смыв с лица земли и деспота, и всех его подданных.

Историки полагают, что город в 1431 г. разорили пришедшие с севера сиамские войска, которые захватили и разграбили Ангкор. Так или иначе, некогда богатый и цветущий Ангкор в одночасье опустел. Величественные дворцы и храмы поглотили непроходимые джунгли, а их обитателями стали змеи и ящерицы. И с каждым годом все меньше и меньше оставалось на Земле людей, помнивших о великой столице. Ее существование стало легендой.  Лишь в 1861 г. Европа узнала о богатейшей культуре далекой страны Камбоджи. Именно тогда французский путешественник Анри Муо случайно обнаружил среди густых зарослей баньяна архитектурные ансамбли необыкновенной красоты.

В своих дневниках Муо оставил запись:  «Увиденные мною памятники строительного искусства огромны по своим размерам и, по моему мнению, являются образцом самого высокого уровня по сравнению с любыми памятниками, сохранившимися с древнейших времен. Я никогда не чувствовал себя таким счастливым, как сейчас. Даже если бы я знал, что мне придется умереть, я ни за что не променял бы эту жизнь на удовольствия и удобства цивилизованного мира».  Не прошло и нескольких месяцев после возвращения из покинутого города, как Муо, отличавшийся завидным здоровьем, внезапно умер от малярии. Заповедные места отомстили человеку, который открыл всему миру этот удивительный призрак минувших веков.  Правда, европейцы бывали здесь и раньше. Пятью годами ранее Ангкор посетил французский миссионер Шарль-Эмиль Буйево, описавший свои наблюдения в двух книгах. Более того, за 300 лет до Муо здесь побывали португальцы: негоциант Диогу ду Коуту, путевые заметки которого увидели свет в 1550 г., и монах Антониу да Магдалена.




Последний в 1586 г. так описал шедевр Индокитая: «О, это настолько необычное сооружение, что его невозможно описать при помощи пера! В мире нет ничего подобного, оно построено, вероятно, самими богами!»  Строительство города началось в начале IX в., в царствование короля Джайявармана VII, когда цивилизация кхмеров достигла своего наивысшего расцвета. Здесь появились не только величественные храмы и дворцы, но и дороги, оросительные каналы, больницы.

В течение 400 лет каждый из сменявших друг друга владык стремился на пересечении улиц и каналов возвести собственный храм-усыпальницу.  Так возник гигантский храмовый комплекс, объединенный дорогами, каналами, мостами в своеобразный мегаполис древности. Размеры Ангкора поражают воображение: он растянулся на 24 км с запада на восток и на 8 км с севера на юг. В период расцвета империи в нем жило более миллиона человек, что больше любого европейского города того времени.

В центре Ангкора возвышается храм бога Вишну, самое грандиозное религиозное сооружение в мире — Ангкор-Ват («город-храм» по-кхмерски). Святилище расположено на платформе высотой 13 м. Та, в свою очередь, покоится на другой платформе, по углам которой стоят четыре башни, соединенные галереями между собой и с центральным храмом, башня которого возносится вверх на 65 м. Этот каменный ансамбль, богато украшенный резьбой и барельефами на мифологические темы, окружен двумя рядами стен с башенками и воротами.  Общая площадь Ангкор-Вата достигает 200 га.

Строительство жемчужины Ангкора длилось 40 лет, его возводили десятки тысяч мастеров, причем работа велась одновременно со всех четырех сторон. Вместе с храмом росло и мастерство зодчих. Чем выше он взмывал к небу, тем сложнее становились узоры, ровнее кладка и изысканнее скульптуры.

Храм окружает заполненный водой ров шириной 190 м и высокая стена. Но ограда скрывает лишь нижний ярус сооружения. Главное его украшение — башни, похожие на бутоны лотоса, которые видны издалека.  Стены храма покрыты искусной резьбой, которая тоже хранит удивительные тайны. Среди прочих там можно увидеть вполне реалистичные изображения мифических грифонов, василисков, а также... стегозавра и гиракодонта (вымершего 20 млн лет назад предка носорога).

Но чаще других встречается здесь фигуры апсар — богинь-танцовщиц. Их здесь тысячи, и ни одна не похожа на другую. Сложнейшие барельефы воссоздавали важнейшие эпизоды битвы при Курукшетре, описанной в «Махабхарате», сцены из «Рамаяны» и зарисовки из жизни правителя Сурьявармана II.  Император, повелевший построить величественный храм, не только изображен на стенах — его прах обрел здесь вечный покой. Легенды гласят, что вместе с телом властителя в храме угасла душа империи.

После его смерти великое государство распалось и уже никогда больше не достигало подобного могущества.  Удивительно, как в X в. кхмеры смогли воздвигнуть такое исполинское сооружение. Сложнейшая трехуровневая конструкция, подобно муравейнику, вся пронизана потайными ходами, лестницами и кельями-камерами. Вдоль каждого уровня проходят галереи, украшенные гигантскими барельефами и статуями. К счастью, камня здесь много, и он лежит слоями в округлых холмах высотой 70—80 м. Песчаник был красив и мягок, легко уступал теслу и резцу.




Здание и гигантские скульптуры богов сделаны из отдельных блоков. В одних сооружениях каменные блоки сцеплены вырезанными на них пазами, в других — скреплены вяжущим составом. Полагают, что готовился он из рисового отвара, смешанного с пальмовым соком и яичным белком. Эта масса столь прочно связывала песчаник, что попытки разъединить такие блоки во время реставрации храмов оказались безуспешными.  И вот еще одна загадка: по какой-то причине кхмеры, великолепно обрабатывавшие камень, вероятно, строили не только хижины, но и дворцы знати из простого дерева.

Только этим можно объяснить, что, несмотря на хорошую сохранность культовых и фортификационных сооружений, в Ангкоре полностью отсутствует жилая застройка. Ведь население одного только Ангкор-Вата ученые оценивают в полмиллиона человек, а кхмерские храмы не были предназначены даже для собраний верующих. Они были местом обитания богов, и доступ в их центральные строения был открыт исключительно представителям религиозной и политической элиты.  Одна из загадок Ангкор-Вата — расположение входа в храм.

В отличие от других храмов Ангкора, вход в которые находится на востоке, в Ангкор-Ват можно попасть только с западной стороны. Но самый большой секрет Ангкора заключается в том, что весь древний город представляет собой гигантскую эзотерическую карту.  Например, длительность четырех юг (великих мировых эпох индуистской философии и космологии) — Крита-юги, Трета-юги, Авапара-юги и Кали-юги — соответственно равна 1 728 000, 1 296 000, 864 000 и 432 000 лет. В Ангкор-Вате длина основных участков дороги составляет ровно 1728, 1296, 864 и 432 хата (мера длины у древних кхмеров):

Если же взглянуть на Ангкор сверху, окажется, что он представляет собой своеобразную карту звездного неба: структура храмового комплекса Ангкор-Тхом воспроизводит положение звезд созвездия Дракона на рассвете в день весеннего равноденствия в 10 500 г. до н. э.  Аналог сердца Дракона на земле — храм Байон, который французский археолог Жорж Кодэ называл мистическим центром кхмерской империи. А на ступенчатой пирамиде-храме Пном-Бакенг, которая также является частью храмового комплекса, написано, что его назначение — символизировать своими камнями движение звезд.

Впрочем, весь Ангкор состоит из тайн и загадок. Его исследователи до сих пор занимались в основном внешней стороной исполинского города-храма, иногда буквально по кирпичику отвоевывая его у непроходимого леса. Совершенно не изучены его таинственные подземелья. На нижние уровни гигантского города-храма допускались только избранные служители культа, и даже король не мог туда войти.

Во времена правления Пол Пота ходили легенды о секретной команде, организованной диктатором с целью разыскать несметные сокровища кхмерских королей для нужд Демократической Кампучии. Они спустились в один из колодцев, расположенный в комнате нижнего яруса, но были чем-то ужасно напуганы и умерли от разрыва сердца сразу после подъема на поверхность. Когда эта печальная история повторилась в сотый раз, колодец взорвали и засыпали камнями. Но поиски сокровищ не прекратились.

Еще одна легенда рассказывает о том, как спустя 20 лет в Камбоджу прибыла группа европейских энтузиастов с самой современной экипировкой. На следующее утро смотрители комплекса обнаружили тех, кто остался на поверхности. Они были мертвы, причем прибывший врач констатировал смерть от старости.  Веревка, по которой другие исследователи спустились в колодец, была обрезана, а вся электронная аппаратура вышла из строя. Никто не решился отправиться за ними, и колодец закрыли огромной плитой...

Источник


НИЖЕГОРОДСКИЙ БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ.

Оригинал взят у vaduhan_08 в НИЖЕГОРОДСКИЙ БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ.
Осенью я наконец то с фотокамерой посетил Благовещенский монастырь. Монастырь является украшением города, находится на косогоре высокого берега Оки, напротив Нижегородской ярмарки.
Вот его официальная история с сайта "Нижегородская митрополия" - http://nne.ru/objects/blagoveshhenskij-muzhskoj-monastyr/
Заплатив сто рубликов я получил разрешение на фотографирование, мой поход оказался очень своевременным - в монастыре велись ремонтно реставрационные работы и некоторые места стали видимы и доступны. Надо помнить что это монастырь и людей с улицы пускают далеко не везде! Монастырь интересен тем что у него есть "печоры" ну или "пещеры" где находятся кельи монахов для уединенных молитв. Однажды по ТВ показали передачу о небольшом обвальчике в одной из пещер, монастырю нужны были деньги на ремонт и поэтому впервые в истории мирянина журналиста пустили внутрь. Я уже точно не помню как там все выглядело но это была келья в которую добирались по коридорам узким. Особо отмечу что монастырь стоит на косогоре - вниз спуск в Оке и вверх подъем на берег, строения стоят на как бы террасе и туннели к кельям уходили как бы в толщу горы, высокого берега. Мне всегда было интересно что же там за пещеры. Когда я заплатил за фотографирование я спросил про эти пещеры, мне сказали, что внутрь конечно нельзя, но я смогу увидеть входы, так как сейчас делают ремонт и они открыты. Вот что я увидел!
Монастырские постройки много раз перестраивались, но все они имеют "низкий" вид, однако когда подходишь ближе видно что это все уходит глубоко вниз под землю а видимая часть только "верхние этажи"

DSC00871.JPGCollapse )